Информационный портал
Самарской области
Отправить видео

Ваше видео отправлено.
Спасибо!

OK

По e-mail
Через сайт
Ваше имя
E-mail
Коментарий
к видео
Заполняя и отправляя форму, я даю своё согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с ФЗ «О персональных данных» (№152-ФЗ от 27.07.2006), на условиях и для целей, определенных Политикой конфиденциальности.
Загрузить файл
Общий размер : мб
Отмена
Отправить

Идёт загрузка файла

0%
Культура
30 ноября 201808:21

Александр Рамм: "Мне в жизни не нужно ничего никому доказывать, потому что у меня для этого есть сцена"

Лауреат международных конкурсов выступил на сцене Тольяттинской филармонии и рассказал, что он и его виолончель точно знают чего ждать друг от друга.

Александр Рамм побывал в Тольятти по программе "Всероссийские филармонические сезоны". Это совместный проект Московской государственной филармонии и минкульта РФ,цель которого - познакомить слушателей от Калининграда до Владивостока с лучшими музыкантами страны.

Александру 30 лет, он родился во Владивостоке, учился в Калининграде, окончил Московскую консерваторию и аспирантуру. Выступает с 9 лет. Когда ему было 25, он выиграл третью премию одного из самых престижных конкурсов виолончелистов Paulo Cello Competition в Хельсинки (2013) и до сих пор остается первым и пока единственным представителем России, получившим приз этого состязания. Музыкант выступает сольно и с оркестрами в России, Европе, ЮАР, Японии.

В Тольятти Александр Рамм сыграл совместно с Cимфоническим оркестром филармонии под управлением Владислава Ивановского. Были исполнены "Вторая симфония" Бетховена, "Маленькая сюита" Дебюсси, а также "Концерт для виолончели с оркестром №1" Сен-Санса. На бис Александр исполнил фрагмент из произведения каталонского виолончелиста и композитора Гаспара Кассадо, а после концерта охотно пообщался с прессой.

- Расскажите о вашем инструменте?

- Инструмент необычен тем, что он современный, сделан всего 9 лет назад. Я с ним с 2011 года, он сделан в 2009. Мастер, который его сделал, стал моим очень близким другом. Инструмент с каждым годом и с каждым концертом все лучше становится, и это убеждает меня в правильности моего выбора. На конкурсе Чайковского это был единственный современный инструмент, звучащий в финале, и ни у кого не было вопросов вообще. Были вопросы к "итальянцам" по части заполняемости звуком, а у моего инструмента все было отлично.

Я играл на старинных инструментах, но это очень тяжело выбрать свой старинный инструмент. У меня на этот счет есть теория. Я считаю, что дерево и готовые инструменты - это живые организмы. На лучших старинных инструментах играли лучшие музыканты, и делали они это долго - по 30-40 лет. За это время инструмент успевал впивать в себя столько "персональностей", что когда его берет в руки такой, как я, он очень долго сопротивляется. И процесс этого сопротивления может занимать несколько лет.

Современный инструмент такого же высочайшего класса - чистый холст, на котором можно написать все, что захочешь. Мой инструмент обладает богатым звуком и со временем еще больше набирает мою "персональность". Мы точно знаем, что друг от друга ждать.

Я считаю, что прекрасный тембр старинных "итальянцев" многих, это конечно замечательно, но такое бывает, что виолончелистов в связи с низким регистром не всегда слышно хорошо с оркестром. Тогда как я точно знаю, что мой инструмент пробивает любой оркестр, конечно в концертах Дворжака "медь" (медные духовые инструменты) может накрыть всех полностью, тут уже в этом случае, конечно, неважно, какой инструмент, но в большинстве случаев меня просто слышно.

- Насколько вы совпадаете со своим инструментом по характеру?

- Я ощущаю инструмент как продолжение себя физически и эмоционально. В жизни я достаточно спокойный человек, и меня очень трудно вывести из себя, но, скажем так, у меня есть возможность высказаться на сцене. То есть мне в жизни не нужно ничего никому доказывать, потому что у меня для этого есть сцена.

- С кем из дирижеров вы работали помимо Гергиева?

- Михаил Владимирович Юровский - первая встреча с ним произошла в 2016 году. В Белграде мы играли "Второй концерт" Шостаковича. И помимо того, что он - глыба музыкальная и человеческая, он свидетель тех легендарных времен. Он много интересного рассказал о времени создания этого концерта, о репетициях - он ассистировал перед премьерой. Да и вообще, это просто кладезь интересной, глубокой, философской информации. В другой раз мы с ним играли Дворжака, уже в следующем сезоне в Любеке. Скажем так, он перевернул мое сознание относительно концертов Дворжака. Много полезного интересного я почерпнул из этих встреч, и вообще каждое его слово я ловлю и очень ценю общение с Михаилом Владимировичем. То же я могу сказать и про Владимира Теодоровича Спивакова. Мне повезло быть современниками таких людей и таких личностей и особенно повезло в возможности впитать ту неоценимую информацию от них.

- С Ростроповичем мне приходилось встречаться, но, к сожалению, еще до того момента, как я ему мог бы что-либо показать достойное. Мне было 9 лет, и я только два года занимался музыкой, я присутствовал на спектакле "Ромео и Джульетта", где Мстислав Леопольдович дирижировал. Это было в Вильнюсе. Мы жили в Калининграде, это было недалеко, и я попал на это выступление. После представления я передал ему письмо, написанное от руки, конверт "хэнд мейд" с обратным адресом, все, как полагается. Он его положил его на стол и сидел уставший, принимая поздравления. А через два месяца мне пришел ответ, набранный на печатной машинке, коротенькое письмо, но вот как давнему другу, с его подписью. Париж, август 1997 года. Я это письмо до сих пор храню, для меня это реликвия. Для меня это очень много значит. И не только для меня лично, потому что это показывает, какой Мстислав Леопольдович был человек – человеколюб. Ведь если вдуматься, какой-то мальчик написал ему, ну, взял письмо с собой не оставил - хорошо, но он нашел для меня несколько минут надиктовать ответ секретарю, потому что для него "неважных" людей не было. И это очень сильно на меня повлияло тогда, хотя в ту пору я не особо понимал это, весь смысл и значимость события до меня позже уже дошли. А сейчас, когда я вспоминаю эту историю, я всякий раз говорю: вот это настоящий человек, гуманист!

- Что вас вдохновляет, подпитывает творческие силы?

- Подпитывает меня только жизнь. Фильмы, книги - это, конечно да, но личный опыт очень важен. Григорий Соколов, известный феноменальный пианист, в своем недавнем большом интервью, сказал, что не бывает так что, посмотрев-послушав замечательного исполнителя, ты сам вдруг начинаешь играть по-другому. А вот пошел в лес по грибы – стал играть по-другому. Влюбился – стал играть по-другому. Испытал даже негативный, какой-то опыт - и тоже стал играть по-другому. Важно прислушиваться к себе, к окружающему нас миру.

Вдохновение порою я черпаю даже из мелочей жизни, вот мой ребенок растет - это же кладезь для наблюдений, для изменений себя, для вдохновения. Особенно, когда ребенку уже больше года, когда он маленький, но уже человечек. Или вот, к примеру, с утра сделать вкусный кофе, посмотреть в окно - уже этим я вдохновляюсь. Проблем много и у меня и в мире, поэтому душевное равновесие это важно. Важно жить здесь и сейчас, и эти ощущения мне помогают, нужно уметь выключить поиск проблем, "выключить голову" в какой-то момент, в хорошем смысле, конечно. Это не дзен.

Александр Рамм нашел несколько добрых слов и для города, в котором выступал.

- Первый раз я в Тольятти был в 2011 году по программе Московской филармонии "Звезды XXI века", и это для меня был первый настоящий серьезный концерт вне Москвы. Семь лет назад по-настоящему серьезные гастрольные концерты у меня начались благодаря Московской филармонии и проекту Министерства культуры. Именно в Тольятти наряду с Тамбовом это были серьезные концерты, на которые меня отправила Московская филармония. Тольятти - это особое место для меня, первый раз всегда остается в памяти. Я много по России езжу, и некоторые места не всегда запоминаются, а вот это я прекрасно помню. Тогда был интересный формат концертов, придуманных тогдашним главным дирижером Алексеем Воронцовым, первое отделение я играл соло, вернее, камерное даже, с моей женой пианисткой Аней Одинцовой, а второе отделение уже с оркестром. И я не помню камерных программ, но с оркестром помню, что это был Элгар и "Вариации на тему рококо" Чайковского.

Слушал и беседовал Ладо Мирания, фото автора

Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Орфографическая ошибка в тексте

Комментарий (необязательно):

Отправить сообщение об ошибке?
Ваш браузер останется на той же странице.

Отмена
Отправить




Архив новостей

Май 2019

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12345
6789101112
13141516171819
202122
23
24
25
26
27
28
29
30
31