Информационный портал
Самарской области

Статьи

20 января 2015 11:30

Волонтеры музыки

Тольяттинская филармония при поддержке областного министерства культуры может стать "кузницей кадров" для всей музыкальной сферы региона.

Директор одного из самых любимых тольяттинцами музыкального учреждения Лидия Семенова рассказала "СитиТрафику" о кадровом голоде в оркестрах, о том, почему молодым музыкантам есть смысл вернуться в Тольятти и о новом формате работы хорошо известного проекта под названием "Молодежный симфонический оркестр Поволжья".

-Впрочем, этот новый формат, скорее, хорошо забытый старый, - начала разговор Лидия Валентиновна. - В свое время мы в молодежном симфоническом оркестре проводили сессии юношеского состава молодых музыкантов конкретно Самарской области. Министерство культуры Самарской области и прежде всего его главу Ольгу Рыбакову заинтересовала возможность стимулировать юных музыкантов нашего региона к получению профессии с помощью вовлечения в оркестровый проект.

-Почему министерство культуры именно сегодня заинтересовала такая возможность?

-К сожалению, в последние годы музыкальный контингент сильно уменьшился, и кадровый дефицит достиг серьезных значений. Не секрет, что многие, окончив музыкальную школу, выбирают себе другую профессию. Отчасти это произошло потому, что были сложные времена в экономическом смысле: очень долго не поднимали зарплату работникам культуры и искусства.

Если посмотреть на кадровый состав симфонического оркестра Самарской филармонии, то мы увидим, что подавляющее большинство артистов уже пенсионеры, или близки к этому. В Тольятти оркестр моложе, но у нас другая проблема: отсутствие некоторых специальностей, традиции обучения которым не сложились со школы. Это такие оркестровые специальности как гобой, фагот.

Сейчас из-за ситуации на Юго-Востоке Украины оттуда начали выбираться музыканты, и буквально в эти дни к нам приехали гобоист, фаготист, до этого – валторнист, сейчас они оформляют документы и будут работать в нашем симфоническом оркестре. Но это временная и вынужденная мера, и кто знает, не уедут ли они отсюда…

-Как участие в проекте молодежного симфонического оркестра помогает молодым музыкантам остаться в профессии?

-По опыту молодежного оркестра мы знаем, что очень многие остались получать профессию музыканта, как они сами говорили, хотя бы для того, чтобы иметь возможность снова приезжать сюда на сессию. Сообщество близких по духу людей, конечно, стимулировало музыкантов.

Для ребят крайне важно рано "понюхать пороху". Это показали те проекты, которые наша филармония делает в последние годы – с детьми или студентами тольяттинского музыкального колледжа имени Родиона Щедрина. После первых же репетиций юные музыканты сказали: "Мы поняли, для чего мы учимся". Они выходили на сцену не для того чтобы сдать зачет или экзамен, а понимая, что заявлено произведение, оно в репертуаре, и несмотря ни на что, необходимо выйти и исполнить его, потому что собрался полный зал. Этот момент очень дисциплинирует. Но самое важное – получить отдачу от зала, это ни с чем не сравнимое впечатление, особая энергия, которая исходит от публики, своего рода одобрение.

-Кого вы планируете привлекать для участия в проекте?

-Областное министерство культуры поставило нам задачу вовлечь в этот процесс учащихся старших классов районных школ.

Нам предстоит провести некое маркетинговое исследование, запустив конкурс, чтобы узнать, кто и где сейчас находится, на каком этапе развития, насколько соответствует требованиям условиям, которые подразумевает наш проект, кто готов уже к оркестровому музицированию.

Предполагается, что на базе двух городов – Тольятти и Самары — будет готовиться почва для совместных сессий, которые, как мы думаем, уместнее проводить в нашем городе, поскольку вся организационная составляющая здесь. В Тольятти и в Самаре будут проходить предустановочные занятия, на которые люди приедут с уже разученными партиями. Раз в неделю можно будет собраться, чтобы дирижер, проведя репетиции, расставил все штрихи, показал, где и какие особенности. Думаю, таким образом за неделю можно сделать концертную программу. Потому что наша цель – не просто собраться и помузицировать. Нужен итог – концертная программа, выступление.

-В чем будет выражаться поддержка области?

-В том, например, чтобы можно будет заказать автобус и поехать в любой город губернии с концертом. Беда Молодежного симфонического оркестра Поволжья была как раз в том, что для показа готовой концертной программы где-то еще требовались дополнительные средства. Оркестр сессионный, и в последние годы мы с трудом справлялись с тем, чтобы найти средства на проезд, проживание, питание и занятия ребят. Не говоря о заказе автобусов и организации концертов.

Сейчас при помощи министерства проблема организации концертов будет решена работой с муниципалитетами самого министерства. Выступления будут проходить на сценах филармоний, оперного театра, музыкальных школ муниципалитетов.

В данном случае Тольяттинская филармония рассматривается как некая база. Скажу больше: мы вместе с моим заместителем Владом Радьковым предложили проект, который позволил бы проводить такие сессионные стажировки не только на основе симфонического, но и на основе народного и джазового оркестров. Речь идет о летнем отпускном времени. Мы готовы при соответствующей поддержке такую работу вести.

А в этом году мы занимается с подрастающим симфоническим поколением. Намечены встречи в течение сезона, подана заявка на субсидию для некоммерческой организации, поскольку минкультуры не может напрямую финансировать муниципальные учреждения, но может оказывать поддержку некоммерческим организациям.

-В России есть примеры работы подобных проектов?

-В Свердловской филармонии, понимая кадровую проблему, стали загодя готовить себе смену в симфонический оркестр. Они открыли молодежную оркестровую академию на базе уральского молодежного оркестра. Ребята там получают стипендии, туда конкурс, это такой малый парный состав симфонического оркестра – человек 50-55. Тут нужно сразу оговориться, что Свердловская филармония сегодня – сильнейшая в стране. Екатеринбург — консерваторский город с традициями, и они питаются кадрами из консерватории, студенты к ним приходят. В оркестре молодые музыканты существуют в режиме совмещения обучения и профессиональной деятельности.

Мечта любой филармонии — иметь такие ресурсы для создания молодежного коллектива, который позволит совершать безболезненно смену поколений.

Но и наш проект заметен на территории России.

На днях позвонил художественный руководитель молодежного симфонического оркестра Анатолий Абрамович Левин и сообщил, что есть запрос из фонда Владимира Спивакова на выступление составом ансамбля солистов молодежного оркестра на юбилейном фестивале «Москва встречает друзей». Нам бы очень хотелось показать там два состава. Один – из ребят постарше, которые сегодня учатся в Москве, второй – из Самарской области.

-Вам не обидно, когда ваши "дети" уезжают в Москву?

-Не вижу никакой трагедии в этом. Мы один раз в жизни учимся, поэтому нужно учиться достойно. Кстати наши «дети» не только уезжают учиться, но многие из тех, кто бывал на наших сессиях за 12 лет существования молодежного симфонического оркестра, организовали сегодня собственные проекты. Например, молодежные оркестры. У нас параллельно всегда шли стажировки молодых дирижеров, и эти молодые дирижеры оказались очень конкурентоспособными. Валентин Урюпин, Максим Емельянычев, Тимур Зангиев. Владислав Ивановский и Вячеслав Чиркунов – это "продукты" наших сессий.

Владислав Ивановский будучи студентом дирижерского хорового отделения на первых наших сессиях помогал в организационной работе. Наблюдая молодых дирижеров, он поступил на второй факультет – симфонического отделения. А окончив его, вернулся в город. Тот ансамбль солистов молодежного симфонического оркестра, который мы сейчас с ним собрали, появился благодаря тому, что есть такой молодой инициативный дирижер, который занимается этим на энтузиазме.

-Работа на энтузиазме, судя по всему, очень распространена в музыкальной сфере...

-Сам принцип работы молодежного симфонического оркестра – это волонтерство. По отношению к музыкантам, возможно, это звучит странно, но на самом деле не отличается от занятия волонтерством в социальной сфере. Люди тратят свое свободное время, свои каникулы, не едут отдыхать, не лежат на диване, а продолжают заниматься своим профессиональным делом.

Дети же получают новый опыт, который тут же выливается в некий концертный результат. Поэтому мы говорим, что молодежный оркестр – это модель взрослой жизни оркестрового музыканта, когда за короткое время, дней за пять, в течение которых мы проводили репетиции по 3-4 часа, подготавливается программа. Это время соизмеримо со временем подготовки программы взрослым оркестром.

Это очень важно, потому что перед детьми открываются горизонты развития, а значит, у них появляется стимул, они начинают раскрывать способности, о которых сами не подозревают. Дети очень успешно учатся друг у друга. Ведь одно дело, когда хорошо играет педагог – так и должно быть. Другое – когда хорошо играет твой сверстник рядом. Оркестровая и ансамблевая игра хороши тем, что ты слышишь больше, чем ты играешь сам.

Очень многие дети, обучающиеся на струнно-смычковых инструментах, сложно преодолевают первые годы, когда еще и звука-то нет, один скрип. Для того чтобы скрипка стала издавать звуки, нужно много чего перетерпеть, в том числе и родителям. В ансамбле ребенок, даже играя по открытой струне (не зажатой пальцами), слышит, как играют другие. Он сопричастен этому, несмотря на то, что он пока мало что может. И он понимает, зачем все это преодолевать. Процесс обучения становится более успешным. Мы – цеховое сообщество, как одна семья.

Что касается дефицита кадров, то нужно помнить, что Тольятти одномоментно создавался, и стареть он будет одномоментно. Поэтому я говорю нашим молодым: возвращайтесь в город, у вас скоро здесь будет огромное поле деятельности.

Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Орфографическая ошибка в тексте

Комментарий (необязательно):

Отправить сообщение об ошибке?
Ваш браузер останется на той же странице.

Отмена
Отправить
система комментирования CACKLE