Тайный свидетель и отводы адвокатам: в Тольятти продол­жаются слушания по делу “Тольяттиазота”

Тайный свидетель и отводы адвокатам: в Тольятти продолжаются  слушания по делу "Тольяттиазота" | CityTraffic

В Комсомольском районном суде продол­жается допрос свиде­телей со стороны обвинения.

А сегодня, 23 августа, процесс начался с претензий в адрес двух адвокатов, которые озвучили предста­вители государ­ственного обвинения. От проку­ратуры поступило заявление об отводе адвоката Андрея Московского, который представляет интересы Евгения Королева и предста­вителя потер­певшего ПАО “Тольяттиазот” Дениса Симачева. Сложилась патовая ситуация.

Представители гособ­ви­нения заявили, что у юриди­ческих предста­ви­телей имеется конфликт интересов. В частности, Андрей Московский, который сейчас выступает как защитник обвиня­емого Евгения Королева, на предва­ри­тельном этапе разби­ра­тельства оказывал юриди­ческую помощь свиде­телям со стороны обвинения. Аналогичные действия совершали и Денис Симачев. Помимо этого он, как заявили гособ­ви­нители, ранее заявлял, что не считает ТОАЗ потер­певшей стороной, хоть и представляет интересы компании.

На этих основаниях проку­ратура наста­ивала на отстра­нении их от участия в процессе. При этом предста­вители проку­ратуры подчеркнули, что в случае отказа в удовле­тво­рении заявлении об отводе адвокатов, любое вынесенное решение по данному делу будет подлежать отмене. Адвокаты сошлись во мнении, что такое заявление проку­ратуры можно расце­нивать как давление на суд.

После небольшой паузы сторона защиты подго­товила ответ на заявление проку­ратуры. В отношении Дениса Симачева его коллеги не увидели ни единого повода для отвода. По их мнению, наоборот, все крайне логично. Денис Симачев представляет интересы потер­певшей стороны, факти­чески выступая на стороне обвинения. И нет ничего страшного в том, что на предва­ри­тельном этапе он оказывал юриди­ческую помощь свиде­телям со стороны защиты. Адвокаты не смогли припомнить, чтобы Симачев в ходе заседаний говорил, что не считает ПАО “Тольяттиазот” потер­певшей стороной.

С адвокатом Андреем Московским все оказалось несколько сложнее. Обстоятельства, на которые ссылалось государ­ственное обвинение в заявлении об отводе адвоката Московского, были известны еще на предва­ри­тельных слушаниях. Внимание на этом акцен­ти­ровали сами защитники. Но тогда проти­во­речий проку­ратура не увидела. Следовательно, как заявил адвокат Александр Гофштейн (представляет интересы Сергея Махлая), удовле­тво­рение ходатайства об отводе Андрея Московского подтвердит, что данное нарушение имело место с самого начала судебного разби­ра­тельства и автома­ти­чески влечет за собой возвра­щение дела прокурору.

Сам Андрей Московский пояснил, что никакого проти­во­речия между показа­ниями свиде­телей и позицией его подза­щитного нет, а то, что люди, которым он оказывал юриди­ческую помощь на предва­ри­тельном этапе разби­ра­тельства, включены в число свиде­телей обвинения, само по себе еще ничего не значит. К примеру, в этом списке оказалась мать Евгения Королева, которая говорила о своем сыне только хорошее.

Напомним, Андрею Московскому ранее уже был заявлен отвод. На предва­ри­тельном этапе разби­ра­тельства он представлял интересы как Евгения Королева, так и ПАО “Тольяттиазот”. После того, как предприятие было признано потер­певшей стороной, он остался защит­ником Евгения Королева. Для защиты интересов предприятия был приглашен другой юриди­ческий предста­витель – Денис Симачев. 

Рассмотрев доводы всех участ­ников по делу, суд отказал в удовле­тво­рении ходатайства об отводе адвокатов. Разрешив этот вопрос, суд перешел к допросу тайного свидетеля.

Личность его не раскры­валась. Была органи­зована аудио­связь. Тайному свидетелю суд рекомен­довал не отвечать на вопросы, которые могут способ­ствовать раскрытию его личности. Тайный свидетель оказался работ­ником “Тольяттиазот”. Он заявил, что знает почти всех трейдеров и был участ­ником процесса экспорта. Он поведал историю о том, как проис­ходило посте­пенное вытес­нение трейдеров до тех пор, пока не остался лишь один – “Nitrochem Distribution”. Данные об объеме продукции, которую необходимо было отгрузить, а также о ее стоимость поступили по факсу. Установленные цены руководство химпред­приятия принимало практи­чески безого­во­рочно. Но в 2011 году на ТОАЗе была создана ценовая комиссия. Ее создание было обусловлено тем, что всеми процессами, проис­хо­дящими в компании, начал активно интере­со­ваться “Уралхим”. После этого стоимость отправ­ляемой на экспорт продукции несколько выросла.

В ходе допроса тайного свидетеля зашла речь и о договоре с “Nitrochem Distribution”, который обвинение называет кабальным. Свидетель заявил, что этот договор привез Сергей Махлай. Подписи Владимира Махлая под этим согла­шением нет. Тайный свидетель добавил, что Владимир Махлай старался сам не подпи­сывать крупные согла­шения, если была возмож­ность переложить на кого-то эту ответ­ствен­ность.

Поделиться ссылкой:

Следующая Новость

Власти Тольятти "сливают" 16-й округ коммунистам

Пт Авг 24 , 2018
Люди, которые могут лишить ЕР мандата на 16 избира­тельном округе, где от партии выдви­нулся врач Сергей Михайлов, трудятся топ-менеджерами в крупнейшем муници­пальном предприятии. Речь идет о выдви­женцах от КПРФ, работающих в АО “ПО КХ г.о. Тольятти” на руково­дящих должностях. Именно им предстоит стать сопер­никами Сергея Михайлова, выдви­нутого на округе “Единой Россией” по итогам […]
Тайный свидетель и отводы адвокатам: в Тольятти продолжаются  слушания по делу "Тольяттиазота" | CityTraffic

Рубрики