Защитники обвиняемых по делу ТОАЗа пытались добиться от предста­вителя “Уралхима” ответов на свои вопросы

Защитники обвиняемых по делу ТОАЗа пытались добиться от представителя "Уралхима" ответов на свои вопросы | CityTraffic

Но заместитель юриди­че­ского директора “Уралхима” Андрей Ермизин не смог ответить на ряд вопросов по собственным показаниям.

Сегодня, 24 мая, в Комсомольском районном суде продол­жились слушания по уголовному делу в отношении Владимира Махлая, Сергея Махлая и Евгения Королева, а также владельцев компании “Nitrochem Distribution AG” Эндрю Циви и Беата Рупрехта-Ведемайера. Им инкри­ми­ни­руется совер­шение преступ­ления преду­смот­ренного ч. 4 ст. 159 УК РФ.

На прошлом слушании, которое состо­ялось 17 мая, суд перешел к допросу потер­певшей стороны. Показания давал заместитель юриди­че­ского директора “Уралхима” Андрей Ермизин. Напомним, он представил целую схему, благодаря которой обвиняемые контро­ли­ровали 83,7% акций ТОАЗа через оффшорные компании.

Сегодня показания Андрея Ермизина, собранные в ходе следствия, зачитывали предста­вители проку­ратуры. После этого суд перешел к вопросам.

Судья поинте­ре­со­вался, продавал ли до 2001 года ТОАЗ свою продукцию компании “Nitrochem Distribution AG”. Андрей Ермизин этот факт подтвердил, отметив, что компании, которые покупали продукцию, носили разные названия, но контро­ли­ровала их та же группа лиц. Причем проис­ходило это как минимум с 1997 года. Уже тогда была реали­зована схема, на которую Ермизин ссылался ранее. Но в то время, как заявил Андрей Ермизин, обвиняемые не установили оконча­тельный контроль над заводом. К 2000 году эта ситуация изменилась, Махлай и Циви смогли заключить согла­шение, которое, по мнению “Уралхима”, является кабальным.

Адвокат Евгения Королева Андрей Московский, прежде чем задавать вопросы предста­вителю “Уралхима”, заявил ходатайство о приоб­щении документов к материалам дела. Адвокат заявил, что эти документы на прошлом судебном заседании упоми­нались, но в материалах дела их нет. Он попросил приобщить копию договора о продаже ценных бумаг, согласно которому “Уралхим” в 2009 году передал акции ТОАЗа Сбербанку, а также поста­нов­ление о прекра­щении уголовного дела от 10 ноября 2013 года. Он отметил, что из того рассле­до­вания было выделено данное уголовное дело. Андрей Московский добавил, что солгано договору “Уралхим” не был акцио­нером ТОАЗа в инкри­ми­ни­руемый период с 2009 по 2010 год. Остальные защитники поддержали приоб­щение к материалам дела этих документов.

Против этого выступили юристы “Уралхима”. Они отметили, что документ, о приоб­щении которого просит Андрей Московский, возможно, и есть в материалах дела. И все заинте­ре­со­ванные стороны узнают об этом, когда начнется иссле­до­вание доказа­тельств. Эту позицию отчасти поддержала и проку­ратура. А адвокаты стороны защиты заявляли, что задавать вопросы потер­певшему без иссле­до­вания документов довольно пробле­ма­тично. В итоге суд все же удовле­творил ходатайство адвоката. 

После этого Андрей Московский перешел к вопросам. Он попросил Андрея Ермизина подтвердить переход 9,73 % акций ТОАЗа Сбербанку. Однако ответ предста­вителя “Уралхима” был неодно­значным. С одной стороны он не отрицал переход пакета акций, но настаивал, что “Уралхим” в этот период факти­чески не терял над ним контроль. На всех собраниях Сбербанк принимал решения в пользу “Уралхима”.

Адвокат Сергея Махлая Александр Гофштейн пытался выяснить у Андрея Ермизина, когда и при каких обсто­я­тель­ствах акции ТОАЗа переда­вались компаниям, которыми, якобы, владеют обвиняемые. Однозначного ответа Андрей Ермизин дать не мог. Он постоянно ссылался на то, что эта инфор­мация, вероятно, есть в материалах дела.

Не мог он ответить и на вопрос о том, являлись ли обвиня­емыми акцио­нерами и руково­ди­телями этих компаний, постоянно повторяя, что они их бенефициары.

Также он не смог дать однозначный ответ на вопрос о получении дивидендов “Уралхимом” и Сбербанком и проком­мен­ти­ровать справку, на которую сослался Александр Гофштейн. Он попросил суд предъ­явить Андрею Ермизину справку из материалов дела, согласно которой на счета ТОАЗа поступили 65 млрд рублей за продукцию, проданную компании “Nitrochem Distribution AG” по контрактам, указанным в обвинении. Защитник отметил, что это плата за ту продукцию, которая в обвинении указы­вается как похищенная. Справка приобщена к материалам дела. В связи с этим защитник спросил у предста­вителя “Уралхим”, если ли какие-то документы, опровер­гающие поступ­ление этой суммы. Однозначного ответа и на этот вопрос Андрей Ермизин дать не смог.

На после­дующих заседаниях суд планирует ознако­миться с показа­ниями другого потер­певшего минори­тарного акционера – Евгения Седыкна.

Поделиться:

Следующая Новость

Стала известна программа открытия Струковского сада в Самаре 27 мая

Пт Май 25 , 2018
С полудня и до вечера здесь можно будет побывать на Фестивале прессы, поиграть шахматы, послушать джаз, рок и классику, увидеть ретро-автомобили, посетить книжную выставку, угоститься на полевой кухне и услышать шутки местной команды КВН. В 12:00 в воскре­сенье, 27 мая, в обнов­ленном Струковском саду начнется XXV фестиваль журна­ли­стики “Пресса-2018”, в котором кроме тради­ци­онных изданий — ведом­ственных студен­ческих и нацио­нальных в это […]
Стала известна программа открытия Струковского сада в Самаре 27 мая | CityTraffic

Рубрики