Евгений Трефилов: “Тольятти для меня — стартовая площадка”

Евгений Трефилов: "Тольятти для меня - стартовая площадка" | CityTraffic

Главный тренер женской гандбольной сборной России Евгений Трефилов в беседе с “СитиТрафиком” поделился воспо­ми­на­ниями о рождении “Лады”, рассказал, с помощью чего решаются проблемы в сборной и как он относится к беремен­ностям игроков.

Заслуженный тренер России, под руковод­ством которого нацио­нальная команда завоевала олимпийское золото в Рио, давно слывет настоящей находкой для фотографов, телео­пе­ра­торов и журна­листов. Его экспрес­сивная манера ведения игры всегда под прицелом объек­тивов, а колоритный кубанский юмор вкупе с байками и крылатыми фразами — нарасхват у труже­ников пера и микрофона. При этом серьезно и откро­венно рулевой нацио­нальной сборной говорит и о проблемах россий­ского гандбола.

- Евгений Васильевич, перед тем, как принять в 1999‑м “Ладу” вы работали в Майкопе. Долго ли вас угова­ривали на переезд в Тольятти?

- В Тольятти я бывал и раньше. А угова­ривали директор клуба Виталий Михайлович Голицын и предсе­датель спорт­ко­митета Василий Иванович Одиноков. Весь вечер меня допра­шивали: “Ну что, Трефилов, едешь ты или не едешь?”. Мы сидели друг напротив друга и так угово­рились … (смеется). Ну, это уже чисто по-житейски, когда обговорили все рабочие моменты. А перед этим мы встре­тились с вице-прези­дентом по персоналу АВТОВАЗа Степановым. Нижнего этажа в “Олимпе” тогда еще не было. Юрий Борисович идет таким уверенным широким шагом и расска­зывает: “Вот здесь будет баня, вот здесь будет столовая…” А я иду и думаю: ну, дядька врет хорошо, расска­зывает красиво. Там же одни кирпичи и бомжи были, а вместо входных дверей ДСП заколочено. Сопровождал нас директор Набокин Николай Васильевич, тоже царствие небесное. В этом же году в декабре я принял и сборную России. После чемпи­оната мира она была на 12‑м месте плюс куча дисквалификаций…

- Чем вам запом­нилась работа и общение с первым прези­дентом клуба Юрием Степановым?

- Мы тогда работали вот в этом кабинете с Виталием Павловичем Крохиным, и вот так мы с Юрием Борисовичем сидели (показывает). Храню его напеча­танное письменное пожелание с красивым автографом, которое он вручил, когда я уезжал. Про меня как-то пытались фильм снять – “Соль земли русской”, так вот Степанов как раз и есть соль земли русской. Юрий Борисович создал этот клуб, душой за него болел. Как все начиналось? Мы сидели на совещании в бассейне “Олимпа” у Николая Васильевича Набокина в кабинете. Был начальник милиции, предста­витель управ­ления образо­вания, Василий Иванович Одиноков и еще кто-то из чинов­ников. Юрий Борисович сказал, что мужских спортивных клубов в городе хватает: и хоккей, и футбол, и спидвей. Давайте, дескать, обратим внимание на женщин. Так и родился гандбольный клуб. Мужская команда тоже была, но результат в первый год уже начала давать женская. Начало было доста­точно мощное. А когда здесь провели первый матч нацио­нальных сборных, Россия-Испания в 2000‑м году, многим желающим попасть на игру мест в зале не хватило. Юрий Борисович для меня это авторитет очень большой. Он мне и много подсказал в жизни, за что ему очень благо­дарен. Если мне бы предложили нарисовать образ руково­дителя, получился бы Юрий Борисович. Он из первой плеяды коренного вазов­ского руководства, много сделавшего для завода и для города. Когда я уходил, он мне сказал: “В Москве ты со своими правилами долго не удержишься”. Так и вышло, потом опять я вернулся сюда.

- Евгений Васильевич, период в “Ладе” вы, как и прежде, считаете наиболее плодотворным?

- Это была стартовая площадка, здесь были созданы все условия благодаря Юрию Борисовичу. Я всегда удивлялся тому, что после работы он на трени­ровку приезжал, на игры всегда приходил, в последние годы и с женой. Нам и федерация активно помогала. И мы ответили завое­ванными кубками, медалями мировых и европейских первенств. Уже в 2000‑м году стали бронзовыми призерами чемпи­оната Европы.

- Тогда некоторые нынешние олимпийские чемпионки еще ходили в детский сад. Вам проще или сложнее с совре­менным поколением?

- Сложнее. Поменялись приоритеты. Те еще были советские, а сейчас трудно. Сейчас интернет не знаешь с какого боку прилетит. Хотя в своей работе уверен­ность появляется, а уверен­ности в людях все меньше. Вот Олимпиаду выиграли, а я ругался последними словами. Почему эта сборная не осталась? Вот прежние игроки — они бы остались. А эти – кусочек заработали и разбе­жались. Вот за что мне обидно! А ведь можно было бы продолжить свою карьеру дальше. Мы на вершине оказались, а после сразу вляпались на чемпи­онате Европы, когда семьдесят процентов команды ушло рожать, бежать… Согласен – надо. Но не так же резко, ребята, не так же резво! Да, я в обиде на многих. Ну, вот на Вику Жилинскайте: за два дня до чемпи­оната мира объявить, что она беременна. И в лицо ей сказал. Я понимаю, что они должны это. Но только создается команда, бах — провал! И опять все по новой… В связи с этим допинг-скандалом у меня 98-го года нет уже, 2000, 2001 и 2002‑й — еще дети. С кем я буду работать? Второй момент, самый страшный: сейчас детские спортивные школы все меньше игроков дают. Волгоград уже загнулся просто-напросто. Хотя это родина великого Акопяна. Уже разбрелись люди. Осталась еще в Тольятти. Про “Кубань” промолчу — не скажу ни хорошо, ни плохо. Ростов жил все время на привозных игроках. Сейчас там кое-что появляется. А остальные что? Где, откуда игроков брать? В Астрахани еще школа работает, но там часть иного­родних людей.

- Игроки, с которыми вы побеждали, детей в вашу честь потом не называли?

- Да зачем это нужно (смеется)? Последняя история уже анекдотом ходит. Это когда Анна Сень мне звонит и говорит: “Евгений Васильевич, я беременна”. Ну, я в ответ молчу. Она говорит: “Евгений, Васильевич, а почему вы не рады?” “Аня, — говорю, — я единственному рад – что не от меня”. Потому что мне уже тяжело кормить детей (смеется). Нормальные у меня со всеми игроками отношения, но лишь когда они закан­чивают карьеру. Но если вы пришли ко мне работать, то должны работать. Если кто-то это не понимает, конечно, он будет недоволен.

- Ближайший сбор нацио­нальной команды пройдет в Тольятти в прези­дентские выборы. Обсуждаете ли вы с игроками полити­ческие вопросы?

- Я не агитирую ни за кого. Какие-то полити­ческие моменты с командой обсуждаю. Считаю, что в политике у руля страны должны быть люди и чистые, и правдивые, а не балаболы, которые семью хлебами всех накормить обещают. Попросил Федерацию гандбола, чтобы сделали откре­пи­тельные талоны для девочек, и мы обяза­тельно пойдем командой голосовать.

- Почему для квали­фи­ка­ци­онного матча сборных России и Румынии был выбран Тольятти?

- В Астрахани матч сборных проводили. А здесь сам Бог велел – сборы сборных Кореи, Норвегии, Дании здесь проходили, между­на­родные турниры. “Лада-Арена” — это здорово, спасибо огромное за ее предо­став­ление, но игра будет тяжелая. Румыны приедут основным составом, а состав они обкатывают в течение порядка двух Олимпиад. Тот состав, который был на Олимпиаде в Рио, они полностью сохранили, добавили только молодых.

- И как вы плани­руете решать проблемы сборной?

- Как всегда русские решают – с помощью такой-то матери (смеется). Ну, будем решать, а куда деваться? Война план покажет.

- Какое место в группе по силам занять российской команде?

- Задача – пройти квали­фи­ка­ци­онный отбор на чемпионат Европы, а с какого места – не будем загадывать. А то получится как в анекдоте про охотника на медведя. Он спрашивает: “А где же я найду ту часть, которую на лицо мазать? Ему говорят: “Когда медведя увидишь, то найдешь”.

- Что вы можете простить игрокам и чего не простите?

- Даже трусость пойму, но вот нежелания отдаваться игре не прощаю. Иногда попадаются такие игроки, которые считают, что они в этой жизни все могут, осталось только выйти и как дать по бездо­рожью. Второе, когда игрок приходит на работу и смотрит на часы – сразу получит.

- А опоздания на автобус и тренировку?

- Я не такой жесткий тренер, каким был Цыгуров, у которого опоздание было страшным преступ­лением. В Тольятти я встретил много хоккейных тренеров – люди от Бога в спорте. У меня очень дружеские отношения сложились с Петром Ильичом Воробьевым. Сходил однажды на хоккей, меня посадили недалеко от скамейки, чтобы было слышно как они жестко друг друга обкладывали.

- Вы сейчас изменили свои требо­вания по части контроля над игроками?

- Конечно, раньше у меня доста­точно жесткий был контроль.

- По ночам уже не дежурите?

- А я и не дежурил, они мне сами попадались. Честно! Они сами себя выдавали. Я всегда говорю: вы приду­майте чего-нибудь новенькое, чтобы не попадаться.

- Евгений Васильевич, ваши пожелания гандбольному клубу в год его 20-летия.

- Процветания клубу! Я бы хотел, чтобы он жил долго и счастливо. И админи­страции области, города, завода поддер­живали бы его. Гандбол не так дорого обходится, но то, что он делает для города, для женской половины жителей Тольятти – это важно. Считаю, если одного-двух человек с улицы заберет клуб – уже здорово будет. Люди, выходящие из спортивной школы, может быть, не станут великими гандбо­ли­стами, победи­телями Олимпиады, но они получат главное — здоровье. Кто в спорте был, стано­вится живучим, он знает, как бороться, и выживет в этой жизни. Я всем работ­никам клуба хочу пожелать здоровья. Помню абсолютно всех, с кем здесь работал, и тех, кого с нами уже нет. Ну а дети, которые сюда приходят, должны знать и помнить историю клуба.

Беседовал Валерий Близнецов

Поделиться:

Следующая Новость

Трех медведей из Самары хоязин готов отдать их в хорошие руки

Пн Мар 12 , 2018
Кампания по спасению четырех зверей, обнару­женных на окраине города в празд­ничные дни, обрастает новыми подробностями. Как сообщал ранее “СитиТрафик”, клетки с четырьмя бурыми медведями были обнаружены самарской зооза­щит­ницей Ангелиной Гриневич 9 марта на улице Егорова в Куйбышевском районе. Сколько времени находятся там животные, которые должны быть в спячке, неизвестно. Работники автостоянки, распо­ло­женной рядом, утвер­ждают, что […]
Трех медведей из Самары хоязин готов отдать их в хорошие руки | CityTraffic

Рубрики