Павел Зелюков: 40 мандатов из 50 в Самарской Губернской Думе доста­нется новичкам

Павел Зелюков: 40 мандатов из 50 в Самарской Губернской Думе достанется новичкам | CityTraffic

В гостях у портала “СитиТрафик” член Избирательной комиссии Самарской области с правом совеща­тельного голоса, помощник депутата Государственной Думы РФ Михаила Дегтярева, депутат Сызранской городской думы (партия ЛДПР).

Наш собеседник — профес­си­о­нальный полит­тех­нолог, который несколько лет курировал агита­ционно-массовую деятель­ность в регио­нальном отделении ЛДПР. Примечательно, что сегодня к нему за коммен­та­риями и консуль­та­циями обращаются не только журна­листы, но и члены других партий. Накануне офици­ального старта предвы­борной кампании-2016 мы обсуждаем прошедшие летом 2015 года выборы в районные Советы Самары, предстоящий праймериз “Единой России” и будущую смену лидеров парла­ментский партий.

Про районные советы

- Давай начнем наш разговор с темы выборов в районные Советы Самары. С самого начала, как стали внедрять реформу органов МСУ, обсуж­далась версия, что такое перефор­ма­ти­рование город­ского парла­мента выгодно, прежде всего, испол­ни­тельной власти. Мол, новая городская дума потеряет и свой статус, и влияние. Как ты думаешь, эти прогнозы сбылись?

- Откуда появились районные Советы? Мое мнение: была задача ликви­ди­ровать институт выборов мэра в Самаре. Но сделать это напрямую, изменив Устав города, а потом и прописав в нем полно­мочия сити-менеджера, не решились. Это бы вызвало слишком сильное оттор­жение. Причем, и у действующих парла­мен­тариев, и у населения. Насколько я знаю, 70% жителей Самары выступали за прямые выборы градо­на­чальника. Поэтому админи­страция губер­натора восполь­зо­валась федеральным законом, который позволяет создавать города с внутри­го­родским делением. В нем говорится, что в этом случае городская дума не избирается, а делеги­руется, а мэр назна­чается конкурсной комиссией. Это, на мой взгляд, и был основной мотив, который привел к появлению районных Советов в Самаре. Но, если говорить по существу, вышло так, что у этих новых Советов оказалось слишком мало полно­мочий, и почти нет финан­совых ресурсов. Самарцы долго, с помпой, их избирали, но парла­мен­тарии, к сожалению, быстро “потухли”. Сегодня, чтобы хоть как-то реани­ми­ровать упоми­на­е­мость районных Советов, приду­мывают самые неверо­ятные инфор­ма­ци­онные поводы. Депутаты сдают кровь, патру­лируют город вместе с дружинами ДНД и так далее. Еще на стадии обсуж­дения реформы МСУ я сказал, что нам нужен предста­ви­тельный орган власти, а не собрание управ­домов. Получилось, что сегодня Советы Самары не принимают участия в публичной политике. А в районных админи­страциях их вообще рассмат­ривают как своих подчиненных.

- У районных депутатов Самары есть помещение для работы? Или аппарат?

- Нет. Город им не дает ничего. Возможно, что какие-то часы для общения с избира­телями им выделяются в школах. И все. Мне вообще кажется, что пройдет пять лет, их полно­мочия истекут — и мы вернемся к прямым выборам городской думы. А что касается мэра… Будет видно. Может, его стоит избирать из состава депутатов, а, может, прямым голосованием.

- А что тебе расска­зывают о своей работе самарские коллеги, депутаты от ЛДПР? Может, обращений от избира­телей стало больше? Что изменилось?

- Последние годы у ЛДПР не было своих депутатов в предста­ви­тельной власти Самары. Исключение — Михаил Дегтярев, который в середине 2000‑х избирался депутатом гордумы в областной столице (сейчас Михаил Дегтярев — депутат Государственной Думы РФ — прим. авт.). По итогам кампании в местный парламент 2010 года у нас, увы, не было народных избран­ников от ЛДПР. А сейчас появилось восемь депутатов районных Советов. Например, Оксана Ланцова, которая активно занимается проблемами истори­че­ского центра Самары. Она признается, что депутатский статус ей помогает в решении многих задач. Аналогичная ситуация в Промышленном районе Самары, где у ЛДПР есть депутат Алена Молодцова. Все наши предста­вители в районных Советах инфор­мируют нас о том, что проис­ходит на вверенных им терри­ториях. Конечно, для партии это очень важно.

- Им платят зарплату?

- Нет. Не преду­смотрена даже компен­сация за мобильную связь или интернет. Впрочем, об этом говорили еще на стадии выборов. Поэтому люди, которые шли в новый парламент, понимали: никто помогать, а уж тем более поддер­живать их финансово, не будет. Все на общественных началах. Конечно, это снижает эффек­тив­ность Советов. Деньги на компьютер, принтер, связь, почтовые расходы, аппарат секре­тарей — это тот минимум, который требуется для работы народного избранника. Мне кажется, что дальше райсоветы ждет судьба любого из ныне существующих в нашей стране общественных органов. Они расслоятся на несколько групп. Первая часть — это народные избранники, прибли­женные к админи­страциям районов. Они будут представлять Советы на публичных меропри­ятиях, их будут активно упоминать СМИ. Вторая категория — это оппози­ци­онеры, попавшие в райсоветы. Они призваны работать и оппони­ровать чинов­никам. И третья, основная группа депутатов — это “болото”. Как правило, такие народные избранники прогу­ливают заседания, их сложно мотиви­ровать. Среди последних, кстати, много бюджет­ников. На мой взгляд, ситуацию можно изменить, добавив депутатам Советов полномочий.

- А когда будут выборы в Сызрани, где ты работаешь депутатом?

- В Сызрани сейчас 15 депутатов избраны по спискам и еще 15 по одноман­датным округам. Кампания прошла в сентябре 2013 года, значит, очередные выборы должны состо­яться в сентябре 2018 года, но судя по всему, они пройдут в марте вместе с выборами Президента России.

- Как думаешь, там тоже будет реформа МСУ?

- Насколько я знаю, Конституционный суд определил, что внутри­го­родское деление не может созда­ваться везде, где попало. Только в городах-миллионниках или городах областного подчи­нения. Думаю, в Сызрани парламент по-прежнему будет выбирать население.

- А в Тольятти?

- И в Тольятти тоже. Это же не город-милли­онник, и не областная столица.

Про праймериз “Единой России”

- Сегодня “Единая Россия” активно продвигает тему предсто­ящего предва­ри­тельного голосо­вания, намеченного на 22 мая. Они заявляют о том, что в этот день по всей России откроются участ­ковые избира­тельные комиссии (УИКи), терри­то­ри­альные избира­тельные комиссии (ТИКи). Но каким образом будет оплачи­ваться эта масштабная PR-кампания, стили­зо­ванная под репетицию выборов? Из избира­тельного фонда партии?

- Этот процесс проходит вне рамок офици­альной предвы­борной кампании, поэтому ничего оплачивать из фонда не потре­буется. Гонка стартует, когда Госдума объявит дату выборов. Да, партия техни­че­ского большинства, заявляя о праймериз, факти­чески манипу­лирует избира­телями, создавая эффект предвы­борной борьбы. Они привлекают людей, которые впослед­ствии, наверное, будут работать на выборах. Но ни УИКи, ни ТИКи 22 мая не откроются, потому что по закону избира­тельные комиссии не имеют права участ­вовать в органи­зации предва­ри­тельного голосо­вания, да и вообще в каких-либо меропри­ятиях анало­гичного формата. Это будет имитация.

- Типа УИКи и типа ТИКи?

- Верно. Хотя вполне возможно, что с участием тех же людей, которые потом, 18 сентября, будут считать голоса. Я разное слышал. Например, что они намерены привести на праймериз 22 мая 10% жителей региона или даже 20%. Их цели понятны: они хотят показать, кто здесь главный. Это и мобили­зация электората и репетиция накануне голосо­вания. Только “медведи” могут такое сделать. Ни у одной полити­ческой органи­зации в нашей стране нет подобного ресурса. Конечно, мы в ЛДПР воспри­нимаем это крити­чески, ведь здесь не обойдется без админи­стра­тивного ресурса.

- Организация такого масштабного события — это огромные деньги…

- Ну, у каждой партии есть спонсоры. Тут нет криминала. Пока я вижу только один минус: если к органи­зации праймериз 22 мая будут привлекать муници­пальных служащих, заставляя их трудиться на партию власти в рабочее время. И, если для этих процедур будут исполь­зо­ваться муници­пальные и государ­ственные учреждения (помещения). К слову, ЛДПР никто ничего не дает бесплатно.

…И другие технологии

- Насколько мне известно, сегодня в каждой районной админи­страции появилась новая должность: PR-менеджер. Вероятно, такая кадровая единица понадо­билась власти накануне выборов. Опять же: из каких фондов оплачи­вается работа таких специ­а­листов? Насколько все это законно?

- Если PR-менеджеры занимаются паблисити районной админи­страции, то я не вижу в этом проблемы. Пусть продвигают себя в СМИ, в глазах обществен­ности. Плохо, если эти специ­а­листы забываются на работе и начинают двигать бренд правящей партии. К сожалению, приставить за каждым таким сотруд­ником наблю­дателя мы не можем. Хотя очевидно, что все российское чинов­ни­чество, как работало на одну партию, так и будет на нее трудиться. Мы в ЛДПР выстра­ивает свою предвы­борную стратегию исходя из того, что это данность, и мы ничего не можем тут изменить. Но стараемся компен­си­ровать другим: креатив­ностью идей, разумной критикой, в том числе чинов­ников. Поэтому возмож­ность для маневра есть всегда. А вообще я считаю, что, чем больше власть вовлекает в предвы­борную работу бюджет­ников, тем быстрее она настра­ивает их против себя. Ведь эти люди живут в обществе, у них есть семьи. Не думаю, что эта добро­вольно-принудительная деятель­ность дает положи­тельный эффект. 

- Мы с тобой еще до Нового года обсуждали, как изменились составы ТИКов, теперь вот предва­ри­тельное голосо­вание и ожидание мощного админи­стра­тивного давления. У тебя, как у полит­тех­нолога, не пропадает азарт? Ведь уже сейчас понятно, что победа доста­нется “Единой России”.

- Я ведь не только партийный активист, но еще и гражданин. Обязательно должно быть мирное гражданское “проти­во­дей­ствие”. Противодействие в том смысле, чтобы участ­вовать в выборах, в том, чтобы разоб­лачать исполь­зо­вание админ­ре­сурса. Какой бы не был результат на выборах, эту работу ни в коем случае нельзя оставлять.

- Мы с тобой оба работали на выборах, и помним, как агитаторы ходили по квартирам. Стучались в двери избира­телей, расска­зывали про канди­датов. Но такая техно­логия работала в 2004 году, а сейчас никто двери незна­комым людям не открывает.

- Только сегодня обсуждали с коллегами эту тему, и тоже пришли к выводу, что ходить по квартирам больше не имеет смысла. Это неэффек­тивно, и несовре­менно. Более того, считаю, что людей это озлобляет, они рассмат­ривают такое поведение агита­торов партий или канди­датов как вторжение в свое личное пространство. Но появились альтер­на­тивные каналы передачи инфор­мации, и главный из них — интернет. Почему еще раньше исполь­зо­вались такие техно­логии? И кандидаты, и партии собирали подписи. Сейчас парла­ментским партиям этого делать не нужно. ЛДПР однозначно не будет исполь­зовать такие методы работы с избира­телями в Самарской области.

Про губернскую думу

- Насколько, по-твоему, обновится состав Самарской Губернской Думы?

- В частных беседах значи­тельное число депутатов говорят о том, что они не пойдут на выборы. Это и возрастная проблема, и изменив­шаяся конфи­гу­рация власти. Общий тренд заклю­чается в том, чтобы освободить парла­менты от предста­ви­телей бизнеса. Предприниматели одними из первых покинут Губдуму. Мой прогноз: 80% депутатов в Самарской Губернской Думе — это будут новые люди. Проще говоря, 40 мандатов из 50 доста­нется новичкам.

Про резерв Путина

- Когда я сегодня ехал к тебе, в дороге читал интервью Льва Павлючкова, в котором он называет депутата Госдумы Валерия Рашкина прием­ником Геннадия Зюганова. Мол, он возглавит КПРФ. Впрочем, есть и другая точка зрения, что лидером компартии станет Леонид Калашников. Насколько я знаю, вокруг первого лица ЛДПР — Владимира Жириновского тоже много слухов. То и дело в прессе появляются имена его прием­ников. Как ты думаешь, смена лидеров в этих партиях произойдет до 18 сентября 2016 года, или уже после выборов?

- Год назад, когда прини­мался закон о прези­дентских сенаторах (глава государства может назначать своим указом 10% членов Совета Федерации), я задавал себе этот вопрос. По-моему, Владимир Путин еще ни разу не восполь­зо­вался этим правом. Думаю, что эти места зарезер­ви­рованы и, в том числе, под руково­ди­телей парла­ментских партий. Мне кажется, что до выборов в Государственную Думу РФ, а, вероятнее, и до прези­дентских выборов, ничего не изменится.

Беседовал: Виталий Папилкин.

Поделиться:

Следующая Новость

Госинспекция труда закончит проверки на АвтоВАзагрегате 10 марта

Вс Мар 6 , 2016
Работодателям выданы предпи­сания о перерасчете оплаты времени простоя.  К насто­ящему моменту ведомство провело 3 проверки этого предприятия и по две проверки ООО “АВАпошив”, ООО “АВАтранс”, ООО “АВАпласт”. Госинспекторы выяснили, что кроме задержки выплаты заработной платы, работники обществ допус­кались к работе без прове­дения медосмотров и выдачи соответ­ствующих средств индиви­ду­альной защиты. Также установлено, что генди­ректор ОАО “АвтоВАЗагрегат” издавал […]
Госинспекция труда закончит проверки на АвтоВАзагрегате 10 марта | CityTraffic

Рубрики