+18

Представитель ПАО "Тольяттиазот": "Дело ТОАЗа похоже на дело ЮКОСа"

Эти два уголовных дела, по мнению Дениса Симачева, имеют лишь два принципиальных отличия.

В Комсомольском районном суде Тольятти 29 мая продолжились прения сторон по уголовному делу о хищении продукции ТОАЗа. Обвиняемые – бывшие руководители завода Владимир и Сергей Махлаи, Евгений Королев, а также владельцы компании "Nitrochem Distribution AG" Эндрю Циви и Беат Рупрехт-Ведемайер. По версии обвинения, они нанесли предприятию и его акционерам ущерб на сумму больше 80 млрд рублей.

В начале заседания судья рассмотрел ходатайства адвоката Дениса Анисимова, который защищает интересы Рупрехта-Ведемайера, об отложении рассмотрения дела, так как в этот день участвует в Самаре в других судебных процессах. Представитель иностранной компании "Florento" Александр Брексендорфф также заявил ходатайство о переносе судебного заседания и возобновлении судебного следствия. По его словам, изучить более 500 томов уголовного дела он не успевает, а на решение проблем с визой также требуется время.

Адвокат бывшего генерального директора ТОАЗа Евгения Королева Андрей Московский вместе с остальными защитниками поддержал ходатайство Брексендорффа и отметил, что тот не успеет ознакомиться с материалами дела до конца судебного процесса, если ему не дадут на это время. Представитель ООО "Томет" добавил, что представитель компании "Florento" далеко не единственный участник судебного процесса, который в полной мере не знаком с материалами дела. Несмотря на все приведенные доводы, судья остался непреклонен и оставил ходатайства без удовлетворения.

После этого Александр Брексендорфф заявил, что 30 мая его вызывают в Самарский областной суд насчет визы, поэтому он не сможет принять участие в следующем судебном заседании. Стоит отметить, что ко всем иностранцам, которые появляются в суде для представления интересов зарубежных гражданских ответчиков, незамедлительно проявляют интерес правоохранительные органы.

В рамках судебных прений 29 мая выступал представитель ТОАЗа Денис Симачев. В своей речи он отметил, что прокуратура и "Уралхим" неоднократно доказали "несостоятельность обвинения и мастерство жонглирования фактами". Отдельное внимание он уделил тому обстоятельству, что, по его мнению, обвинительное заключение готовилось не следователем, а неизвестным сотрудником "Уралхима". Об этом свидетельствуют метаданные файла, который был передан следствием стороне защиты.

Представители "Уралхима" и обвинения, в свою очередь, предпочитают не высказываться по этому вопросу. Судья эти обстоятельства почему-то оставляет без внимания, хотя есть основания считать, что обвинение составлено с нарушением УПК. Это, по мнению Дениса Симачева, исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения, кроме как о возврате уголовного дела генеральному прокурору РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом на основании п. 1. ч. 1. ст. 237 УПК РФ.

Обвиняемым инкриминируют хищение всего аммиака и карбамида ТОАЗа с 2007 по 2012 годы под видом его продажи по нерыночным ценам компании "Nitrochem Distribution AG" с последующей перепродажей на мировом рынке по рыночной цене. Как утверждает представитель ТОАЗа, изучение опубликованной судебной практики показало, что аналогичные уголовные дела уже были. В частности, по схожему обвинению в 2005 году были осуждены бывший глава НК "ЮКОС" Михаил Ходорковский, бывший председатель совета директоров ЗАО МФО "Менатеп" Платон Лебедев и другие. В части описания преступления, по его словам, есть лишь два принципиальных отличия.

Первое отличие заключается в том, что действия обвиняемых по делу ЮКОСа были квалифицированы не по ст. 159 УК РФ "Мошенничество", предусматривающей ответственность за хищение чужого имущества, а по ст. 165 УК РФ "Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием". По мнению представителя ТОАЗа, рассматриваемое уголовное дело должно быть переквалифицировано в соответствии с разъяснениями пленума Верховного суда РФ, которые содержатся в постановлении от 30 ноября 2017 года №48 "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате". Там указано, что от мошенничества следует отличать причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения.

Второе отличие – в деле ЮКОСа суд установил, каким конечным компаниям-приобретателям реализовывалась продукция фирм-посредников, какова разница между стоимостью продукции и каков общий доход подсудимых, полученный в результатах этой разницы.

- Следователь не указал ни лиц, приобретавших продукцию на мировом рынке по рыночным ценам, ни сами эти рыночные цены, ни полученную от этих сделок членами организованной группы выручку, - отметил Денис Симачев. - В обвинении отсутствуют указания на общий размер полученного дохода, а также на конкретную его часть, полученную каждым обвиняемым. Сторона защиты на предварительном слушании еще до момента наделения ПАО "Тольяттиазот" статусом потерпевшего лица заявляла ходатайство о возврате уголовного дела прокурору, поскольку данные обстоятельства, по мнению защиты, которое разделяет "Тольяттиазот", лишает суд возможности вынести на основании такого обвинительного заключения приговор или иное итоговое решение.

Тогда суд отказал в возврате уголовного дела.

"СитиТрафик" продолжит следить за рассмотрением этого уголовного дела.

Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter