+18

Бизнесмен в 90-х забрал за долги ребенка, а тот потом стал его любимым сыном

Мать-должница за сыном к кредитору так и не пришла.

Эта история случилась во времена "дикого капитализма" 90-х годов прошлого века в одном из сибирских городов. "СитиТрафик" узнал ее случайно: главный герой приехал в Самару, чтобы приобрести модель "Лексуса", которой еще нет в его родном городе, и рассказал общим знакомым этот невероятный сюжет.

Бизнес у сибиряка, не имевшего даже высшего образования, всегда шел хорошо, наверное, поэтому было и не до учебы: все премудрости дикой экономики 90-х он осваивал на практике. Так,  например, по сей день работает купленный им тогда хлебозавод, построенный в начале 20 века, где хлеб выпекают небольшими партиями "старым способом", на дровах. Выращивал он и племенных телят, которыми весьма интересовались иностранные партнеры, да много за что брался – и все, слава богу, получалось.

Семейная жизнь тоже сложилась: преданная жена, трое детей. Супруги подумывали, что где трое, там, может, и четверо, но и представить не могли, как жизнь исполнит их желание.

Как-то к Алексею, назовем его так, обратилась молодая женщина, которая решила тоже заняться бизнесом. Есть, мол, у меня и желание для этого, и даже бизнес-план, не хватает только денег. Вернуть долг обещала быстро, а в качестве гарантии того, что "не кинет", кивнула на мальчонку, игравшего в песочнице неподалеку от места, где назначила встречу: вот, сынок мой, живу я здесь, деться мне некуда.

Отцовское сердце дрогнуло, да и молодую женщину хотелось поддержать, и Алексей одолжил начинающей предпринимательнице крупную сумму денег.

В назначенный срок женщина деньги не вернула и с радаров, что называется, пропала: пейджер отключен, двери квартиры никто не открывает, знакомые давно ее не видели.

Уходя очередной раз от закрытой двери ее квартиры, Алексей во дворе дома заметил того самого мальчонку, который играл в песочнице во время их переговоров, сына должницы. Суровая закалка 90-х и досада на то, как ловко его "развели" продиктовали решение: он взял ребенка на руки, а соседей, которые были неподалеку, попросил передать матери адрес, где она может забрать сына.

Трудно представить себе подобное сегодня, но в то время люди совершенно не торопились обращаться за помощью в милицию, поскольку знали, что быстрее и эффективнее все вопросы решают "братки". И ввязываться в их "разборки" точно никто не хотел.

Так маленький Вадим оказался в доме Алексея.

Жена, узнав о поступке мужа, решительно потребовала вернуть сына матери и даже перестала с ним разговаривать. Алексей едва не уступил, но потом решил: подожду денек-другой. Пацана тут никто не обидит, а мамашу его надо проучить, так дела не делают.

Однако прошел денек-другой, потом еще денек-другой, и  - ничего. Должница по-прежнему не объявлялась и на связь выйти не пыталась, в квартире, где она жила, никогда никого не было дома.

Через полгода Алексей сказал жене, что мальчонку надо усыновить. Та сначала восприняла эту идею в штыки. При живой-то матери, возмущалась она. Но Алексей уже и не был вполне уверен, что мать жива. Может, задолжала кому-то еще, а время такое, что за долги наказывают жестко – в назидание другим. Вслух этого не говорил, но про себя придерживался именно такой версии, не веря, что найдется такая женщина, которая собственное дитя за долги позволит забрать.

Время между тем шло, и жена Алексея сдалась. Если поначалу она не хотела признавать "приемыша", даже кормила его отдельно от "своих", то постепенно он завоевал ее сердце: Вадимка был как будто даже ласковее родных ее детей, всегда охотно помогал, рос дружелюбным, открытым и очень сообразительным мальчиком.

У одного из приятелей Алексея супруга была председателем комиссии, занимавшейся вопросами усыновления. Благодаря ей и взяткам, которые помогли чиновникам смириться с нарушением закона, мальчика усыновили.

Сегодня "приемыш" возглавляет одно из предприятий отца, и, по признанию Алексея, из всех его детей Вадим вырос "самым удачным", став отцу партнером, а матери – защитой и поддержкой.

О его настоящих родных так ничего и неизвестно. Один раз, вспоминает Алексей, приходила какая-то женщина, я, мол, его бабушка, но не предъявила никаких документов. Вадимку ей не отдали. "А может, девица эта с самого начала меня разводила, - смеется бизнесмен. – Ткнула пальцем в первого попавшегося ребенка в песочнице, взяла деньги – и поехала строить жизнь в другое место". А мальчик-то тогда чей? "Как чей? Наш!" - говорит Алексей.

"Лексус" он, кстати, купил. На нем и отправился в родную Сибирь к жене, детям, внукам и вкуснейшему хлебу, который по сей день выпекают на его заводе в реконструированных старинных печах.

 

Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter